В спортивном туризме география не главное – Владимир Трылис

Турклуб Университет

В большой украинской (да и в постсоветской) туристической тусовке Владимир Трылис известен если не всем, то многим. Причем большинство из этих многих знают его в основном как Интела (Интеллигент – такое прозвище он себе выбрал много лет назад, да так и прижилось).

В турклубе «Университет», который Интел возглавляет уже несколько лет, он бог, царь, командир, начальник. Но при всем при этом он кто угодно, только не бог, не царь, не командир и не начальник. Такую уж систему руководства – либерально-демократическую (в отличие от Жириновского) он выбрал. И придерживается ее уже много лет. Это в нем и подкупает.

ЭкспертТур начал свой разговор с Интелом с его туристических «университетов».

round-cat

Владимир Трылис,
он же Интел,
глава турклуба «Университет»

 

 

– В секцию туризма при Киевском университете им. Шевченко я записался, еще будучи его абитуриентом, в 1978 году. В одном из колхозов (куда отправляли тогда осенью сотрудников научных учреждений) я познакомился с парнем, который пел под гитару бардовские песни. Вот он и предложил мне записаться к ним в секцию туризма. Мне тогда было 16 лет, и привлекал меня даже не столько туризм как таковой, сколько песни у костра и хорошая компания. В секции всего этого было в избытке, и я остался.

Уже здесь я узнал о высоких горах и суровом Заполярье, о романтике и опасностях экстремальных спортивных походов, познакомился с людьми, которые в них ходят, и понял, что это лучшие люди из тех, которых мне приходилось встречать. Затем я обнаружил, что туризм предоставляет прекрасные возможности для познания себя и личностного роста. Ну и про других людей никогда не узнаешь так много, как побывав с ними в сложном походе. Так и втянулся.

С тех пор многое изменилось, университету секция туризма стала не нужна, и наш турклуб отправился в «свободное плавание», меняя «крыши», но сохраняя при этом свою идентичность.

Сейчас мы независимая организация, объединяющая представителей множества учебных заведений – так уж повелось, что основным нашим «контингентом» всегда были студенты и выпускники ВУЗов. Порой так складывается, что преподавателю приходится идти в одной связке и спать в одной палатке со своим студентом, а потом на экзамене гонять его за нерадивость.

– Где удалось за это время побывать?

– География походов очень широкая. Сначала это был только Советский Союз – Кавказ, Памир, Тянь-Шань, Урал, Забайкалье и т.п. Теперь с каждым годом путешествовать за границей все легче: государства СНГ, Турция, Греция, Франция, Польша, Марокко, Индия, Швеция – это только те страны, где бывал я. А география путешествий наших клубовцев охватывает практически весь мир.

Но в спортивном туризме география не главное. По большому счету, нет особой разницы, в каких горах ходить в сложные походы. Кавказ или Гималаи, Альпы или Анды – важна не страна, а сложность конкретного маршрута или конкретной вершины.

Пейзажи канадского, скандинавского или русского Заполярья не сильно отличаются друг от друга. Техника прохождения порога на сложной реке не зависит от того, в какой стране эта река протекает.

Конечно, интересно знакомиться с культурой и бытом других народов, поэтому мы стараемся совмещать спортивную часть путешествия с познавательной.

– А чем отличается советская школа туризма от нынешней?

– Главными отличиями советского туризма были отлично проработанная система классификации сложности туристических маршрутов, а также квалификация (опыт) участников и руководителей. Эта система действует у нас (и в других странах СНГ) и поныне. В ее рамках нельзя идти в более сложный поход, не побывав сначала в более простом. Это для того, чтобы уменьшить смертность и травматизм среди «энтузиастов», жаждущих приключений.

Для страны с бесплатной медициной и государственной спасательной службой это было оправдано. У «капиталистов» все было проще – там взрослый человек свободен убиваться и калечиться, где ему вздумается. Этим он, правда, создает определенные неудобства своим товарищам по походу, поэтому за рубежом большие туристические группы непопулярны.

Поскольку мы сейчас стремимся все делать, «как на Западе», то, очевидно, наша старая система правил спортивных походов будет отмирать, уступая место коммерческому туризму.

– А чем советские туристы отличались от постсоветских – отношением, «комсомольским» задором и т.д.?

– Советский туризм был исключительно групповым, и туристическая группа, как правило, представляла собой коллектив единомышленников с очень высоким уровнем взаимоподдержки и взаимоответственности. Это создавало настолько комфортную психологическую атмосферу, что ее одной было достаточно для пожизненного увлечения туризмом.

Сейчас в моде индивидуализм, и мысль о том, что сначала надо заботиться о товарищах, а только потом о себе, все труднее укладывается в головы современной туристической молодежи. Особенно с развитием коммерческого туризма, где преобладают отношения типа не «товарищ-товарищ», а «заказчик-исполнитель».

Кроме того, советский турист, как правило, был интеллигентом, стремящимся избежать давления социальной системы. Это привело к возникновению целого специфического пласта туристической культуры, общей и понятной для всех ее адептов. Там и тогда незнакомый человек с рюкзаком заведомо был другом и единомышленником.

Психологический спектр нынешних туристов гораздо шире, и им труднее найти общий язык.

Также советский турист был более универсален. Поскольку специальное снаряжение для туризма не поступало в открытую продажу (а то и вовсе не производилось в СССР), очень многое приходилось делать самим. Мы сами шили себе рюкзаки, спальники и палатки, вытачивали крючья и спусковые устройства, клепали кошки и варили котелки.

Тогда турист должен был уметь все, и пришить отпавшую подошву ботинка ни для кого не было проблемой. Сейчас люди привыкли всё покупать. С одной стороны, это обеспечивает более высокое качество снаряжения (как правило), но с другой – делает туриста беспомощным, если рядом нет сервисного центра.

– Чем «Университет» отличается от десятков ему подобных?

– Большинство других турклубов гораздо более специализированы. Есть «горники», «пешеходники», «водники», «спелеологи», «соревнователи», «мультигонщики» и т.п. У нас же представлены практически все направления и виды туризма, каждый может выбрать себе по вкусу. Большинство наших ребят не ограничиваются каким-либо одним видом, а ходят в самые разные походы: горные, лыжные, велосипедные, водные, краеведческие и т.п.

«Коньком» нашего турклуба является лыжный туризм – у нас накоплен очень большой опыт зимних лыжных походов, и мы охотно передаем его всем желающим. Также нашей «изюминкой» можно считать походы выходного дня (ПВД) – у нас их больше, чем в любом другом клубе.

Практически каждые выходные мы выбираемся в лес с ночевкой и проводим там какие-нибудь тренировки. Но ПВД – это и песни у костра под гитару, и задушевное общение, недоступное в городских условиях (за неимением времени и места). Походы выходного дня проводятся круглый год, независимо от погоды, поэтому наши клубовцы, как правило, лучше подготовлены к полевому быту и устойчивы к непогоде, чем большинство представителей других клубов, которые на природе бывают реже.

Стоит также упомянуть о том, что наш турклуб стойко борется с всеобщей тенденцией к коммерциализации, поразившей уже многие другие клубы. Все наши мероприятия и подавляющее большинство походов бесплатны, то есть участник платит только за себя и никто ничего на этом не зарабатывает.

– Вы называете себя туристическим клубом. Значит ли это, что, например, альпинизмом и скалолазанием вы не занимаетесь?

– Занимаемся, конечно, и альпинизмом, и скалолазанием. Я, например, был и на Эльбрусе, и на Монблане, и на пике Ленина, и на многих других вершинах. Туристы вообще народ универсальный: им важно путешествовать, а каким способом – не суть важно. Чем больше разных видов походов, тем интереснее и разнообразнее. А альпинизм, по сути, это частный случай туризма – походы с восхождением на горные вершины.

Отделение альпинизма от туризма несколько искусственное и в значительной степени обязано своим существованием советской, отчасти военизированной, системе альплагерей. Теперь альпинизм выделился в отдельный спорт, со своими спецификой и традициями, но многое осталось общим.

Конечно, наши клубовцы восходят на вершины и ездят в альплагеря, рассматривая это как еще один вид путешествий. А техника в альпинизме и горном туризме применяется одинаковая, и мы все равно отрабатываем ее на тренировках.

Основное отличие турпохода от альпинистского восхождения – это продолжительность и автономность. Альпинисты живут в относительно комфортных условиях альплагеря и на восхождение уходят на 1-3 дня. Семидневное восхождение в альпинизме – это уже высшая сложность. А в туризме 7 дней – это самый простой поход, первой категории сложности. А сложные походы могут занимать 3-4 недели. Поэтому, в частности, в туризме выше требования к человеческим качествам – ведь вытерпеть некомфортного человека две недели намного сложнее, чем два дня.

Со скалолазанием похожая история: это одна из альпинистских техник, развившаяся в отдельный вид спорта. Так же когда-то от туризма отпочковалось спортивное ориентирование. Но мы на тренировках осваиваем и скалолазание, и ледолазание, и ориентирование, и хождение на лыжах. Ведь это не только интересное времяпрепровождение и полезная физическая нагрузка, но еще и необходимые навыки, которые потребуются нам в походах.

– Как устроена сама система обучения в «Университете»?

– Главной задачей и смыслом существования клуба является передача опыта от более опытных туристов начинающим. Это происходит на тренировках, в совместных походах, во время посиделок у костра, при личном общении. Походные байки у костра – это не только интересно, но и поучительно.

Кроме того, при турклубе существует школа предпоходной подготовки (ШПП), слушатели которой на лекциях изучают теорию туризма, а на тренировках, в ПВД и в больших походах, проходят практические занятия. В отличие от демократичного и необязательного общения в клубе, школа имеет программу, рассчитанную на один учебный год.

– Какие ваши творческие планы?

– Как всегда, ходить в походы и водить в них молодежь. Из больших походов сейчас готовятся лыжная «четверка» в Швецию, горная «четверка» на Тянь-Шань, «велотройка» по Греции. В среднем каждый год у нас в клубе проводится пара десятков категорийных походов в разных видах туризма, а кроме них еще походы некатегорийные, ПВД, соревнования, тренировки, КВНы, конкурсы и т.п. Обо всем этом можно узнать на форуме нашего турклуба, в разделе «Мероприятия».

turklub-universitet

– Какие проблемы стоят перед турклубом, кто и как мог бы помочь их решить?

– Где бы найти достаточно времени для походов (шутка). На самом деле актуальной проблемой постоянно остается поиск подходящего помещения. У некоммерческой организации, каковой является наш клуб, нет возможности оплачивать аренду помещения, а требования у нас достаточно высокие. Возможность свободного доступа для новичков и гостей, достаточно места для лекций и презентаций (хотя бы один вечер в неделю), место для хранения снаряжения и оборудования – без всего этого клуб трудно себе представить. Еще хотелось бы хоть раз в неделю иметь возможность тренироваться в спортзале.

И не знаю, можно ли это считать проблемой, но мы постоянно ищем новых друзей. Чем больше к нам приходит новичков, тем больше организовывается походов, тем легче выбрать себе в поход руководителя и попутчиков по душе, тем интереснее и эффективнее тренировки. Но наша реклама теряется в мощном потоке рекламы коммерческого туризма, поэтому немногие знают о предлагаемых нами возможностях.

– Сколько за все время существования «Университета» у него было «ректоров», сколько выпусков, кем из выпускников вы можете гордиться?

– Истоки клуба теряются где-то в конце 50-х или начале 60-х годов, когда при спорткафедре КГУ была создана секция спортивного туризма. Когда я пришел в нее, ее руководителем был Борис Захарченко. До него руководил секцией Олег Бандура, а после – Валерий Горошко. Затем был долгий период существования клуба без формального руководства, и лишь в 2007-м, с появлением Устава, были проведены первые демократические выборы. С тех пор я являюсь руководителем турклуба.

Что касается выпусков, то их, как таковых, у нас нет, поскольку в клуб приходят и остаются там на всю жизнь. У нас есть поговорка «Бывших клубовцев не бывает», ведь, даже перестав активно ходить в походы или уехав в другую страну, человек сохраняет в себе отпечаток клубного духа и клубных традиций.

Трудно также считать достижения, мы никогда не гонялись за разрядами, званиями и наградами, а число походов и путешествий, пройденных клубовцами, не поддается учету. Есть среди нас и КМСы, и мастера спорта, но в туризме это не главное. А главное – хороший ли ты человек. И благодаря такой системе ценностей лучших людей, чем в туризме, нет нигде.

Беседовал Константин НИКОЛАЕВ

Кирпич Бородинского. Турбайка от Интела

Как-то при распределении раскладки (кто и что берет в поход. – Ред.) одной барышне среди прочего было поручено высушить буханку «Бородинского» хлеба (обычно в походах вместо хлеба используются сухари). Представьте себе наше, мягко говоря, удивление, когда посреди похода выяснилось, что буханку она высушила целиком!

Пилы и топора у нас с собой не было (поскольку маршрут проходил в высокогорье), а ножи этот хлеб не брали вовсе. Попытки расколоть его ледорубом тоже не увенчались успехом. Замочили на ночь в котелке – к утру верхний сантиметр превратился в малосъедобную раскисшую кашу, а внутренность так и осталась неугрызаемой. Пробовали грызть по очереди, но тоже особых успехов не добились.

Так и пришлось оставить надгрызенный кирпич «Бородинского» на камушке, несмотря на жестко лимитированный походный рацион.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
share on: