За полгода до второй войны. Нагорный Карабах

За полгода до второй войны. Нагорный Карабах

Серия фотографий из Нагорного Карабаха. Эта маленькая территория — предмет конфликта, войн и национальной ненависти двух народов. Несмотря на подписанное в 90-х, после первой войны, перемирие, там продолжались потери с обеих сторон. Вторая война длиною в 4 дня прошла с 1 по 4 апреля 2016 года. Мое путешествие, о котором я рассказываю здесь, было за полгода до второй войны.

round-cat

Давид Григорян,
фотограф,
Одесса

 

 

Армянское название этой территории — Арцах, в отличие от тюркского Карабах («черный сад»). Кусок земли, на которой — не мир и не война.

Дорога из Армении в Карабах — всего одна. При въезде, на так называемой границе, каждый должен заполнить анкету с маршрутом перемещения и указать количество дней своего пребывания. Анкета регистрируется лично туристом в Министерстве иностранных дел в столице Карабаха — Степанакерте. На протяжении всего путешествия анкета должна быть при себе.

Вся эта бюрократия понятна, ведь война здесь может начаться в любой момент. Это состояние чувствуется в жителях. Разговор о войне начинается довольно быстро. Каждый мужчина тут служит и не уклоняется от этого. Каждый готов к оружию. Несмотря на это, люди довольно улыбчивые и приветливые.

К нашему удивлению, туризм здесь процветает. Многие живут за счет приезжих со всего мира гостей.

Степанакерт выглядит мирно и цело. В него мы и приехали — я вдвоем с девушкой. У нас есть примерный план маршрута с главной его точкой – термальным источником Так Джур (с армянского — «горячая вода»).

Случайно познакомившись в центре с местным гидом Арамом, мы быстро решили вопрос ночевки. Он привел нас в гестхаус к хозяйке Каринэ.

Гостевой дом оправдывает свою идею — нас усаживают в гостиной у камина. Возле него мы проведем больше времени, чем планировали. Густой туман над Карабахом несколько дней подряд — обычное явление. Все же мы делаем попытки увидеть ущелье Джидирдуз и еще некоторые места по совету Арама и детей Карине, но напрасно.

На следующий день, тоже в тумане, мы доехали до соседнего города Шуши. Из-за минимальной видимости провели в нем пару часов и вернулись. Из увиденного в Шуши запомнились оборонительная крепость, разрушенные войной дома с печами, выступающими из стен, пустая, но целая мечеть. И при всем этом — новый музей, выделяющийся из общего вида города.

Ощущение было жуткое из-за погоды и состояния города с разрушенной архитектурой и такой же дорогой.

Следующее утро мы украсили походом на рынок в поисках местного кулинарного «козыря» — женгялев хац («хлеб с травами»). В этой лепешке — около 12 трав с некоторыми смешными названиями вроде чорчорок и киндзминдзюк.

К хлебу хотели купить вина, за которым нас направили в парикмахерскую возле пекарни. Заходим, неуверенно спрашиваем вино. Парикмахер спокойно останавливает стрижку клиента, ныряет под столик. Достает бутылку домашнего и наливает пробу в крышку. Клиент спокойно ждет.

Простота неимоверная.

Гуляя по рынку, мы случайно встретили Арама. Присоединившись друг к другу, увидели одиноко блуждающего интуриста. Арам поспешил к нему, завел знакомство и повел его в гостевой дом к Каринэ. Нам показалось, что он постоянно приводит к ней клиентов.

Несмотря на затяжной туман, мы не забыли про термальный источник, до которого было сравнительно далеко от Степанакерта. Добраться туда оказалось не так просто из-за погоды, геолокации и гостеприимства местных.

Первая попытка не увенчалась успехом. Туман усложнял видимость, и было стрёмно продолжать путь, к тому же мы заехали не в ту степь. Оценив ситуацию, решили возвращаться в Степанакерт.

На обочине дороги увидели припаркованную машину с тремя парнями. Застали их как раз за трапезой с теми лепешками, о которых я писал выше. Прыгнув в машину и получив по лепешке в руки, выдвинулись в нужную нам сторону. Парни ехали на охоту и показали нам ружье в багажнике, прикрытое тканью, но просили об этом не распространяться.

По дороге я умудрился внушить им, что выкидывать мусор из машины — глупое занятие. Спустя некоторое время один из них согласился с моей философией — сказал, что на самом деле я прав, и предложил мне работать в Green Peace, узнав, что я еще и вегетарианец. В Армении проблема с чистотой. Каждый считает нормой выкинуть мусор из окна — и при этом хвалить и наслаждаться своей природой.

На следующий день, в ожидании машины на трассе, мы познакомились со старенькой бабушкой, которая приехала из своей деревни за хлебом, так как в ее деревне магазинов нет. Добирается она туда-обратно на попутках. Рассказала на ломаном русском, что живет одна в глуши, а дети ее — в России. Перед тем как попрощаться с нами, она попросила что-то на память от нас. В рюкзаке самым подходящим оказался журнал «Армянский вестник», издаваемый в Украине.

Нашим следующим водителем оказался Сурен по кличке «Золотой», он же — водитель КАМАЗа и ранее дважды сидевший из-за драк. Ехал он к себе на завод. Езда длилась четыре утомительных часа — в сигаретном дыму, с ужасной, громкой музыкой. Кстати, Сурен выкидывает из кабины только выборочные отходы. По пути нас ждали угощения от водителя — еда и алкоголь, который он сам употреблял и ехал дальше. Добравшись до его завода, мы решили пройтись и уже по ходу ловили машину.

Остановились «Жигули» с молодым водителем и его мамой. В машине он попросил мой паспорт — ему показалось странным, что я армянин, но не знаю армянского языка, и он заподозрил во мне азербайджанца-шпиона под видом туриста. Прочитав мою фамилию в паспорте, наш водитель успокоился, и мы поехали. Он хотел высадить маму дома, а нас повезти дальше, но тут началось гостеприимство, означавшее конец пути на тот день. Мы познакомились с его женой и ребенком, а дальше было чаепитие.

Это легко понять — живя в глубокой деревне, редко встретишь новые лица, людей из других стран. Наш новый знакомый по имени Грач — учитель истории и шахмат в сельской школе и по совместительству работник завода (шахматы — обязательный школьный предмет в Армении). Его жена — учительница английского в этой же школе. Родители — работники завода.

После короткого отдыха в доме он опять «загружает» меня в машину, и мы отправляемся забирать его отца с завода. Оказалось, что отец после смены кутит на дне рождения коллеги, куда и я попал по умолчанию.

Тем временем к нашему возвращению в доме готовят разные блюда в печке-буржуйке, которая незаменима в домах. И были разговоры до ночи, домашний алкоголь на любой вкус, кровати со свежим бельем вместо спальников и все «неудобства» во дворе (я говорю о туалете).

Несмотря на бедность, наши хозяева довольны, улыбчивы и гостеприимны. Предыдущими гостями у них были бельгийские туристы. Дом, в котором живет семья Грача, пострадал от войны, и это видно по потолку, а вообще он принадлежит уехавшей из этой деревни некой женщине.

На стене гостиной мы видим групповую армейскую фотографию с Монте Мелконяном — героем Армении и Карабаха, убитым в 1993-м. Кроме него, на фото — солдат, который впоследствии стал местным депутатом. Этого человека отец Грача знает лично.

На следующий день, ближе к полудню, Грач приехал с работы, чтобы провезти нас ближе к источнику.

Наконец, к вечеру мы погружаемся в горячий, наполненный многими элементами таблицы Менделеева источник. Как же приятно было восстанавливать силы в тепле, когда вокруг — холодно и серо. Повезло, что кроме нас двоих ни души не было в этом маленьком источнике. Точнее, это две природных чаши, которые наполнены горячей и очень горячей водой.

Вот так, только с третьей попытки, мы попали к финальной точке путешествия по Нагорному Карабаху. Дорога к нему — бесконечные горы, ущелья, скалы, разрушенные войной дома, военные грузовики с солдатами, и все в тумане. Зрелище и ощущения — приятные, волнительные, да и вообще самые разные.

Когда мы покидали Карабах, нас приветствовали местные ребятишки, которые напросились на фото на память. Закончив съемку и короткую беседу, мы увидели возле нас полицейскую машину. Жестом нам показали сесть в нее. Мы решили, что нас подвезут (в Грузии, где мы были до Армении, полицейские подвозили нас). Мы обрадовались, но удивились, почему не открыли багажник для наших рюкзаков.

Оказалось, что полицейские хотели проверить у нас наличие анкеты, надеясь, что мы превысили наше пребывание в Карабахе. Сделать это в машине они отказались и повезли нас в участок. Зашли в кабинет к начальнику, который заглянул в анкеты и понял, что мы ничего не нарушили, а значит, и взять с нас нечего. Он нас отпустил.

На память я попросил у него маленький флаг Карабаха, который стоял на столе. С этим незапланированным и ненужным знакомством и маленьким презентом мы закончили путешествие по этому месту, в которое хочется вернуться.

Похожие записи