Утомленные морем

Примерно в середине июня 2018 года на реке Турунчук в Беляевском районе Одесской области произошел сплав красоты, ума и молодости. Сплавлялись я, моя жена и сын. И надо сказать, получилось это у нас замечательно.

round-cat

  Вадим Голопёров,
  журналист, копирайтер, сценарист,
одессит

 

 

А началось все с того, что я краем уха услышал по телевизору знакомую с детства фразу Д’Артаньяна «Жизнь пуста, если в ней нет подвигов и приключений!». «Вот каналья! — подумал я, — А ведь он чертовски прав!». И засобирался на реку. Общественный пригородный транспорт, заплыв вниз по течению на надувной резиновой лодке, ночевка в палатке, рыбалка, комары — уверен, что прославленный мушкетер тоже был бы в восторге от такой затеи.

Уговорить жену и сына предпринять со мной экстрим-вояж особого труда не доставило, поскольку они несколько устали каждый день ходить на море. Да-да, в силу субъективных причин эти люди вдруг оказались в числе тех мифических одесситов, которые летом не работают, а купаются в море и нежатся на песочке. Но даже все хорошее рано или поздно надоедает, поэтому семья в полном составе и приняла решение разнообразить свой летний отдых и провести выходные дни на реке.

Трое с лодкой на автобусе

В общем, «Трое в лодке». Но без собаки, потому что разместить в «резинке» нашего пса уже просто не было никакой возможности. Вещей и так взяли минимум, чтобы не перегружать лодку и свои плечи. Но это же поход, а не комфортный воскресный пикник.

Здесь следует хотя бы вкратце описать наш маршрут. Турунчук — рукав Днестра, расположенный в самом нижнем его течении, фактически у впадения в Днестровский лиман. Он довольно протяженный и глубокий, отличается от нижнего Днестра более обрывистыми берегами, поросшими плавневым лесом. Это популярное место отдыха одесситов, которые увлекаются зеленым туризмом и рыбалкой. Расположен примерно в 40-50 километрах от Одессы. Связан канальчиками с многочисленными плавневыми озерами.

Природа на Турунчуке замечательная, богатая флора и фауна, недаром территория эта частично входит в Нижнеднестровский национальный природный парк.

В силу того, что времени у нас было немного, мы решили проплыть по Турунчуку совсем немного, километров пять, от села Троицкого до села Ясски (Яськи). Наслаждаться красотами реки, пока нас неспешно несет течение, переночевать и немного порыбачить. В Троицком река и дорога находятся близко, что также имеет немаловажное значение для того, кто тащит на себе резиновую лодку и прочий походный груз. Опять же, в этом селе есть удобное место для спуска плавсредства на воду. По этим причинам Троицкое и стало отправной точкой нашего мини-сплава.

Мы погрузились в субботу на автостанции «Привоз» в автобус Одесса — Граденицы, и уже через полтора часа я прочитал на кирпичном придорожном тризубе при въезде в Троицкое, что основано это село было в 1785 году. Насколько мне известно, сделано это было казаками, бежавшими в эти края после упразднения Запорожской Сечи.

Сегодня это довольно оживленное село, с «крепкими» дворами, среди которых немало дач одесситов. В него даже как-то заезжал ныне беглый президент Виктор Янукович, чтобы попиариться и открыть долгожданную школу. Для этого областным властям срочно пришлось подлатать пару километров дороги, чтобы в буквально смысле не ударить в грязь лицом. Про остальную часть дороги от Беляевки я промолчу.

Коньяк для «кровосисей»

Выгрузившись из автобуса в селе, мы вскоре спустили наш «корабль» недалеко от понтонного моста и отдались воле течения, как «Ежик в тумане», который упал в реку. Я в очередной раз прочитал сыну мини-лекцию, как следует себя вести на воде, чтобы он не стал «ежиком», и пообещал в случае нарушения правил поведения привязать его к лодке.

С одной стороны мимо проплывали палатки туристов, с другой — деревенские дома, огороды и мини-причалы. Деревня на добрый километр раскинулась на берегу реки. Уже начинало темнеть, а удобного места для ночевки на «диком» берегу мы все не видели.

Наконец, показался один из речных островов, метров сто в длину и вдвое меньше в ширину. Незаселенный, с высокими тополями и практически без кустарника. На его исследование у нас ушло минут 15. Почему-то всегда приятно почувствовать себя Робинзонами.

Выбрав на мысе открытое, продуваемое ветром место, что должно было помешать спокойному комариному ужину, мы быстро поставили палатку и развели огонь. Ветра, однако, не было, и «кровосиси» атаковали нас довольно уверенно. Я и сын к таким вещам уже давно относимся философски, а вот жена, которая неожиданно быстро использовала весь баллончик с репеллентом, уже в который раз поклялась, что больше она на реку ни ногой.

И началось… Звезды, сосиски на костре, печеная картошка и тишина, нарушаемая только пением квакш — маленьких древесных лягушек. В надежде на рыбу на ночь мы закинули парочку закидушек, и сын периодически бегал их проверять. Но поклевок не было. Начались воспоминания, как и кого мы ловили на этой реке. В общем, типичные рыболовные посиделки у костра, о которых мечтаешь всю зиму.

Жена, правда, надулась, заявив, что я взял мало спрея от комаров. А может, она надулась от укусов комаров, кто знает. Когда я сказал ей, что эти насекомые не жалуют лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения, она тут же осушила маленькую бутылочку с коньяком, которую я вожу для обработки ран, ну и чтобы согреться в случае чего. Но доза была не та.

Утренняя песнь райской птички

Утром я проснулся от крика павлина.

Мы периодически ходим в зоопарк, поэтому я неплохо изучил вокальные способности этой птицы. Было немного странно слышать павлина в дельте Днестра, но я быстро нашел объяснение этому феномену. Наверное, на окраине деревни расположена ферма по выращиванию этих птиц, потому что я не раз видел их на Староконном (птичьем) рынке. Павлинов обычно покупают с декоративной целью, для украшения частных угодий. Возможно, и в Троицком кто-то решил украсить свое хозяйство этой яркой птицей.

В общем, версия понятная и логичная, полностью удовлетворившая сына, который также успел вылезти из палатки. Но тут возникли некоторые обстоятельства, которые свели ее на нет. А именно: повторяющиеся попеременно с павлиньими крики грачей, скворцов, фазанов и соколов. Не хватало только крика Тарзана.

Мой авторитет в глазах подрастающего поколения медленно пополз вниз. Пришлось срочно пораскинуть мозгами.

Ответ был вскоре найден, потому что нет ничего невозможного для политолога по образованию, который в детстве ходил на станцию юннатов.

Кто-то просто включил у себя в саду отпугиватель для птиц, чтобы сберечь урожай.

После этого забавного эпизода мы приступили к утренней рыбалке. Поставленные в надежде на крупную рыбу закидушки результата так и не принесли. А на поплавочные удочки клевала всякая мелочь, которую ловить, может, и азартно, но вот кушать там нечего. Правда, несколько экземпляров покрупнее мы таки поджарили на костре.

Потом сынишка умудрился на спиннинг вытащить небольшую щучку, чему был несказанно рад.

Вот так мы и провозились на нашем острове до обеда, а потом искупались и двинулись дальше.

Солнце уже изрядно припекало, пока мы лениво плыли вниз по течению. Периодически кто-то из нас зачерпывал воды и совершал омовения. Высоко в небе над нами лениво пролетали пеликаны, лебеди и бакланы, а ласточки, казалось, вот-вот протаранят нас со своим веселым писком. Лодка была маловата для троих, вскоре захотелось размять затекшие ноги и прогуляться берегом реки.

Правила сплава в направлении государственной границы

Уже в самом конце пути у нас состоялся любопытнейший контакт с представителями пограничной службы.

Проплывая очередной понтонный мост, мы заметили некое оживление на берегу и крики типа «Эй, на яхте! Подплывите-ка сюдой».

На берегу нас ожидала пара милых людей в камуфляже. Проверив документы, они спросили, с какого-такого причала мы вышли и сделали ли отметку о выходе на воду. Получив ответ, что мы просто отчалили выше по течению в районе села Троицкого, они назвали нас нарушителями режима приграничной зоны и пригрозили штрафом.

Про погранзону и обязательное наличие в ней документов я знал хорошо. Но со слов охранников государственной границы, оказывается, любое плавсредство здесь должно быть еще и приписано к причалу.

Я парировал, что в принципе, по стандартам, моя лодка не является маломерным плавсредством, она не подлежит регистрации с присвоением номера. На что вооруженный автоматом и железной логикой второй пограничник ответил: «В погранзоне плавсредство — это все, что плавает. Хоть карманная лодка, хоть надувной матрац, хоть два связанных баула».

В уме я уже набросал пару вариантов, что еще обычно плавает в водах погранзоны, но дипломатично промолчал. Тут надо заметить, что никакая граница непосредственно по Турунчуку не проходит. Его берега, особенно в выходные дни возле сел, забиты отдыхающими, которые обычно катаются на резиновых лодках, матрацах и всем, что может держаться на воде. И есть большие сомнения в том, что все они звонят и сообщают о своих намерениях. И за те 20 лет, что я езжу на Турунчук, я два раза видел туристов, сплавляющихся на самодельных плотах.

Один из них, собранный из пустых пластиковых бутылок, до сих пор греет мою душу. Интересно было бы узнать, как его приписывали к причалу или брали для него «отход».

Странность этой ситуации заключалась и в том, что попасть в соседнее Приднестровье или Молдавию мы с легкостью могли с помощью внутренних паспортов. А чтобы таки нарушить государственную границу и прямо из этой точки Турунчука на резиновой лодке в обход пропускного пункта с грузом контрабандных сигарет или металлолома (основа товарооборота между ПМР и Украиной) добраться до чужого берега, нам пришлось бы продираться через плавни.

Мы, конечно, люди со своими странностями, но на такой «трип» вряд ли бы решились. Кажется, ребята сами понимали абсурдность нашего законодательства и этого разговора, просто действуя по букве закона.

В итоге нас вежливо попросили в следующий раз сообщить о своем выходе на воду по телефону на ближайший местный причал в Яссках, а оттуда уже передадут информацию в пограничную службу.

Тогда я резонно спросил: а почему я не могу сразу вам позвонить? Ответ: мы такую информацию не храним.

После звонка начальству служивые вынесли нам устное предупреждение и отпустили восвояси. Точнее, в осво-Яськи, до которых было уже всего пару километров по реке.

Отплыв от этого места метров сто, мы заметили купающихся в воде подростков.

Одна девушка плыла по течению на надувном кругу в направлении государственной границы.

Я хотел посоветовать ей поскорее позвонить на причал, но жена меня отговорила. Приревновала, наверное.

Четыре поляка и памятник помидору

Впереди нас ожидал следующий населенный пункт — село Ясски. В принципе, раньше я обычно сплавлялся до Беляевки, это еще километров десять более «дикого» берега, настоящих плавней. Но времени для дальнейшего сплава было уже маловато.

Самым удобным местом, чтобы причалить и выгрузить вещи, был так называемый пляжик недалеко от Яссок — метров 30 песчаного берега. К моменту нашего прибытия там уже стояло несколько машин и резвились отдыхающие.

Был еще вариант проплыть пару километров и сойти на берег в районе лодочной станции, к которой от реки ведет небольшой канальчик. Вариант с лодочной станцией хорош и тем, что туда можно было бы вызвать такси, которое доставило бы нас прямо на автобусную остановку. Но время поджимало, поэтому, сложив лодку на пляжике и погрузив на плечи свой скарб, мы поспешили в Ясски.

Это село замечательное во многих отношениях. Во-первых, примерно половина Привоза в сезон торгует вкуснейшими помидорами из Яссок. Многие десятилетия именно этот овощ является основным «кормильцем» местных жителей, и недаром на въезде в село стоит памятник помидору.

Во-вторых, даже в советские годы в нем функционировала церковь. По легенде, когда партийные деятели пришли закрывать храм, в нем находилась женщина, которая пришла на службу. И когда ее попросили выйти, она сказала: «Нет, сначала я сделаю свои дела, а потом вы делайте что хотите». Какие она дела там делала и что произошло во время богослужения, никто не знает, но только церковь в итоге не закрыли.

В-третьих, в селе работает краеведческий музей. Его основал местный историк Михаил Паненко, который отыскал на территории села следы поселений киммерийцев и скифов.

Непосредственно Ясски возникли в конце XVIII века благодаря неким полякам Поплавскому, Хорольскому, Ясинскому и Яськевичу. Они каждую весну рыбачили в этих местах до глубокой осени. Но однажды на реке внезапно стал лед, и «туристы» не смогли вернуться домой, в Карпаты. Любители странствий решили перезимовать в этих краях. После чего прониклись такой любовью к этой земле, что уже на следующий год перевезли на нижний Днестр свои семьи. По распространенной версии, название села происходит от одной из этих фамилий. Также одними из первых жителей Яссок стали бывшие запорожские казаки, беглые крестьяне и выходцы из Молдавии.

А еще, по архивным данным, сюда выслали участников знаменитого крестьянского восстания в селе Турбаях на Полтавщине, которые возмутились введению крепостного права, перебили всех местных блюстителей царского порядка и четыре года жили по самоуправлению.

Сегодня же многие отправляются в Ясски абсолютно добровольно — как мы, например.

Домой!

Прохладительные напитки, мороженое и фрукты, купленные у козацких потомков на автобусной остановке, скрасили наш марш-бросок по жаре.

А вскоре, устало вздохнув, перед нами остановился полупустой «Икарус».

Его водитель поприветствовал нас на борту своего «вытрезвителя на колесах» и кивнул на «уставших» рыбаков, мирно дремавших в салоне.

И вот мы мчимся в родную Одессу. Я сижу, смотрю в окно и уже предвкушаю сладостную финальную точку нашего маленького уик-энд-путешествия. Как я после душа и ужина развалюсь на диване и посмотрю по ТВ любимую передачу про сумасшедших путешественников. Которым, как и мне, порой в комфорте современной жизни не хватает экстрима и приключений.

Фото автора


Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
share on: