Как мы гоняли на Мачу-Пикчу, а оказались в Боливии

Как мы гоняли на Мачу-Пикчу, а оказались в Боливии

Боливия — уникальна и не раскручена. Уникальность начинается с высокогорного аэропорта Ла-Паса, более 4000 метров над уровнем моря. Кислорода там не хватает, и лететь напрямую в Боливию, как бы вам ни рассказывали, что все будет хорошо, не стоит.

Стоит пройти акклиматизацию в Перу, сгонять на Мачу-Пикчу. Это, вообще, история о том, как мы гоняли на Мачу-Пикчу, а оказались в Боливии.

Сначала имеет смысл действительно поглядеть на Мачу-Пикчу, прокатиться на великах по местным серпантинам, а затем зачем-то предложить: «А давайте пройдемся по горкам! Всего ничего — три дня, там будет какой-то потрясающий вид на Мачу-Пикчу».

И зачем-то поверить в эту историю. И пойти. И побить себе колени так, чтобы с трудом, без применения идиоматических выражений, объяснить гиду, что лучше бы мы полетали на зип-лайнах, чем шли целый день, дабы полюбоваться на это самое Мачу-Пикчу с противоположной стороны, на город, который строили инки для того, чтобы его никто не видел. И мы в том числе. Ну, не дураки ж были те инки в конце концов!

В итоге получилось: «Видите — это Мачу-Пикчу. Он, конечно, вдалеке, и его не очень видно там, за туманами, но он там — вы, главное, верьте». Ну да, вид у Мачу-Пикчу, которого не видно, тот еще…

Увидели, конечно, добрались. Что сказать? Мачу как Мачу. Пикчу как Пикчу. Но вместе они рождают какой-то комплекс неполноценности. Насколько ж толковые ребята были эти инки. Так все грамотно построить. Нашим некоторым городам далеко до них.

Ну да ладно, повторюсь, акклиматизацию, если есть время и возможность, нужно проходить в Перу, на высотах до 4000 метров, потому что Боливию можно просто не увидеть. «Горняшка» — она, как кирпич. Голову не выбирает.

Самое главное — это, конечно, плато Альтиплано и его соляная «звезда» — Уюни. Это, без преувеличения, уникальнейшее место находится приблизительно в часах шести на автобусе от Ла-Паса. Автобусы в Боливии не такие, как в Венесуэле, здесь все нормально. Тут тебя не заморозят, а стюарды в белых перчатках подадут и кофе, и чай. И хлеба дадут, если попросите. Соль сами добудете.


Венесуэла: путешествие в страну, в которой из денег шьют вещи


Однако первое, что вам с гордостью покажут боливийцы в Уюни, это… заброшенную железнодорожную станцию! Ну, как станцию… Просто рельсы посреди песчано-глиняного поля. Местами. И, на ошметках этих «рельс цивилизации», — паровозы!

Самые что ни на есть настоящие. Разного возраста и конструкции, с вагончиками и без. Их можно было раньше увидеть разве что в кино про Дикий Запад и ковбоев.

Эдакие «призраки серебряного века» Боливии. Серебро, которое здесь добывали когда-то в промышленных масштабах, видимо, закончилось. И как-то неожиданно для всех. Настолько, что паровозики побросали кто где на «100 лет одиночества»…

По большому счету, что вы о Боливии слышали? О боливийцах? За счет чего они живут? Как на хлеб зарабатывают?

Все, что им досталось в наследство от предков, — это 12 тысяч километров квадратных этой соли, толщиной в метр. И вот они ее добывают. Почти в каждом доме — что-то типа соляной фабрики. Мы были на одной из них и тоже как бы поучаствовали. Это интересно.

Метод практически дедовский: набираешь соль, делаешь вид, что промываешь ее, очищаешь (хотя она абсолютно белоснежная), затем пересыпаешь ее в пакет. Берешь пакет в руки и на костре, с помощью каких-то хитрых приспособлений (которые выглядят, как орудия пыток), заклеиваешь. Прямо на открытом огне. Деды так боливийские делали и нам велели!

Куда они девают всю эту соль — непонятно. Она, как и боливийское вино (оно действительно существует!), продается только внутри страны.

В сезон дождей Уюни — это огромное зеркало, и небо отражается в нем. А ты просто стоишь. Посреди неба. И чувствуешь себя звездой.

От вида соли режет глаза. Снежная болезнь, если без очков, — мгновенно. Глядишь во все стороны и не веришь: ну не бывает абсолютно идеальных поверхностей! Глаза привыкают, и тогда, хоть и с трудом, но умудряешься разглядеть на идеальной поверхности маленькие горки. Которые, кажется, висят в воздухе. Но они в километрах 5-10.

Можно на машине доехать, а можно и педали на велике покрутить. Это такое развлечение тут, исключительно для туристов. Причем тормоза на великах отсутствуют как таковые. Спрашиваем, почему? В ответ гиды улыбаются и руками объясняют: «Доунт уорри! Ю доунт нид ит».

Понятно становится после первого же десятка метров: особо разогнаться по соляной поверхности не получится, как ни крути! В итоге, как в той поговорке, бросить жалко и нести тяжело. Пешком быстрее! «Развод», в общем. Но не обидный.

Уюни — это дно какого-то там то ли океана доисторического, то ли моря. А горы, когда к ним подъезжаешь ближе, оказываются кактусовыми островами.

Для того чтобы понять, сколько им лет, решите математическую задачу: кактус растет на 1 см в год. Мы укололись о парочку как минимум трехметровых и фотографировались с пятиметровыми.

Посреди этого белоснежной пустыни стоит… отель-ресторан, выстроенный полностью из… Ну конечно, из соли! А из чего еще строить-то? Не из кактусов же! На «парковке» перед отелем — флагштоки с флагами множества стран, кроме…

Да нет, не волнуйтесь — теперь там есть и наш! Миссия его водружения не была простой, но мы справились. Будете там, проверьте обязательно, висит ли наш прапор.

Люди живут в саманных домах — все очень просто и без изысков. Настраиваешь себя, что джакузи здесь нет и не будет, — и ура. Хотели экстрима — получите. Можно не расписываться.

Нравы тут простые. И пейзажи, живописные и неожиданные, — но абсолютно величественные в своей простоте. Куда ни глянь, дымящие вулканы, бесконечные лавовые поля, ледники и озера.

Как мы гоняли на Мачу-Пикчу, а оказались в Боливии

На одном из переездов, от одного озера к другому, гид предложил остановиться в, казалось бы, ничем не примечательном месте, неподалеку от его родной деревни. Сказал, что хочет нам показать «нечто». Мы переглянулись, мол, «чудит» или опять «разводит». Но все же пошли за ним, слегка недоумевая.

Метрах в 100 от машины обнаружилась расщелина в земле. Она же — вход в небольшой каньон. Но какой!

Оказалось, это не что иное, как такая себе боливийская мини-копия знаменитого аризонского каньона Антилопы! С одним огромным преимуществом — там нет не только китайцев, а вообще никого!

Абсолютно футуристическое зрелище. И следы ягуара на снегу, под ногами.

Выход из каньона — через узенькую щель, вверх к свету. И клаустрофобия «кроет», и возвращаться страшно (ягуары же ж) — приходится ползти по-пластунски и протискиваться, втягивая живот. Вылезли мы порядком чумазые и счастливые.

Окончание следует: как постоять посреди неба, поймать зеленого кролика и купить любовь на «ведьмином рынке»

Валентина Аргентовская
Фото автора


 

Похожие записи