Индия: буква за буквой. От Животных до Ночного боулдеринга в вагоне

Индия: буква за буквой. От Животных до Ночного боулдеринга в вагоне

Мы продолжаем изучать индийский алфавит от Константина Николаева. В прошлый раз он рассказал о том, что в Агру нужно ехать, если вы любитель однообразно-монументального Тадж-Махала и фоток на его фоне с целью дальнейшего самолюбования от количества лайков, о разнице между спайси и «но спайси», об индийцах, которым нравится быть бедными. На этот раз начнем не с людей.

 

круглый кот

Константин Николаев,
обозреватель

 

Животные в Индии — как люди. Есть пахари — буйволы. Есть пофигисты и аферисты обезьяны, главная задача которых — что-нибудь у тебя выцыганить. Есть коровы, которых несмотря на их святость иногда буквально пинками выгоняют с уличных фаст-фудов, стационарных уличных водопоек и прочих мест общего скопления… не, даже не народа, а всех. Потому что в Индии реально смешались все «кони и люди»: в союз нерушимый.

Слоны, правда, у них как-то отдельной кастой существуют. Я за все время видел всего одного. Занимая правую полосу движения и не нарушая ПДД, он выдвигался из старого Джайпура в новый.

Будете в нем — сходите, помимо прочего, в Замок обезьян. Я попал в самую жару, и они попрятались в прохладных расщелинах своего жилища. «Мелочь», конечно, гоняет с балкона на балкон, по дороге воруя у чужого семейства еду или просто тролля их. В итоге начинается крик, шум, гам.

Обезьянья «игра престолов» заканчивается тем, что в нее вступает местный Король Ночи (реально, видел — абсолютно седой дед-обезьян) и успокаивает всех. Правда, делает это еще громче.

В конце концов эта «игра» надоедает одному из смотрителей Замка — и он палкой стучит по какому-то железному трону. Звук оказывает магическое действие. И шоу прекращается, но ровно до того момента, пока очередной «мелочи» не становится скучно. Смотритель со словам: «Это шоу для вас» просит у меня «донейшен». Я посылаю его подальше со словами «Я даже падишаху вашему не платил». Обезьянки орут, смотритель уходит. Мне жарко и скучно.

Золотой Храм в Варанаси. Называется он Храм Каши Вишванатх. Нашли мы его случайно. Бродили по кварталам старого города, изнывая от жары. И вдруг оказались наверху — среди каких-то развалин. Прошли метров 30 и увидели торчащий из земли город золотой. Решили проникнуть в него.

И тут к нам подошли люди в форме. И не просто полиция, а военные. И не просто военные — в серьезных чинах.

Серьезности добавляло то, что в руках у них были автоматы и карабины. Оказалось, что храм до такой степени священный, что его безопасность находится под особым контролем.

Войти нам в него разрешили, но перед этим: переписали номера наших паспортов в какой-то гроссбух, прогнали через металлоискатели, ощупали, запретили брать с собой не только смартфоны, но и воду. В общем, все по-настоящему.

Итак, снимков внутри храма нет. Но есть впечатления.

Действительно – священное место. Святость подчеркивается не столько камнями, сколько людьми, которые находятся в храме в каком-то экстатическом состоянии: молятся, плачут, танцуют, молчат, раскачиваются со стороны в сторону, стоят в очереди в какому-то местному святому, который сидит в отдельной «келье» и его охраняет отдельный военный (!) Который не забывает попросить/потребовать очередной «донейшен» и не скрывает своей разочарования тем, что у меня нет налички, а только карточка.

Люди подходят к святому, он сует свой палец в их стакан с водой (которую таки можно взять внутри храма), люди плача кланяются и быстро идут дальше, потому что очередь подпирает.

Люди заходят за «келью» святого, ополаскивают лицо этой водой, выпивают и… выбрасывают стакан себе под ноги. В итоге святой (мне он каким-то подозрительным показался, но местным виднее) сидит буквально за стеной мусора.

И все это — реально в неописуемой красоте древнего храма. Удивительные ребята. Все попытки выяснить, чего ж у них так грязно (и даже в храме), разбиваются о «Так мы ж бедные!».

А за храм взялись. Реставрируют, зачищают перед ним площадь от торговцев. Думаю, что в скором времени он будет для Варанаси таким же «градообразующим предприятием», как Тадж-Махал для Агры. И станет платным. Сейчас мы за него не заплатили ни рупии. Бедные индийцы…

 

Индийский стиль одеваться так же непросчитываем, как и сами индийцы. Да, женщины — это сари. Зато мужчины бывают разные. Как в национальных костюмах, так и от Christian Dior и прочих Armani. На Мейн Базаре в Дели есть целый квартал, который их принтует. Причем официально.

Видел фискалов, которые подходят к бутикам с терминалом в руке. Сотрудник нехотя отвлекается от нанесения на стопку футболок очередного «United Colors of Benetton», достает из кармана смятую охапку денег (при всей любви к ним отношение индийцев к самим купюрам довольно пренебрежительное) и отдает банкноты налоговому инспектору. Тот взамен вручает чек. Принтовых дел мастер бросает его под ноги и идет дальше создавать то, что потом носит весь мир.

 

Конечно, есть и серьезные заведения, где вас заведут в помещение с кондиционером, нальют воды, будут обходительны и буквально ослепят всеми цветами, красками и ценой настоящих качественных тканей. Мы попали на одну из фабрик. Впечатляет. О том, что торги не просто уместны, а жизненно необходимы, думаю, напоминать не нужно.

Немного об обуви. То, что они там все во «вьетнамках» ходят, — это понятно. Однако есть и те (чиновники, военные, обслуживающий персонал, охранники и т.д.), у которых имеется форменная обувь. И статус ее носителя можно легко определить по размеру этой обуви. Если она действительно по ноге (один случай из 10-ти), то человек действительно хорошо продвинулся по службе/работе.

Впервые с этим феноменом я столкнулся еще на Шри-Ланке и тут увидел его во всей невообразимой, как и вся Индия, красе.

 

Йод в индийской аптеке не купил. Хотя можно было. Но увлечение наших людей медикаментами из Индии понимаю. Во-первых, реально дешево, во-вторых, говорят, помогает. Покупал товарищу препарат один. Там — сущие копейки стоит, посмотрел на его стоимость у нас — ужаснулся. Отличный бизнес. И для тех, кто им уже занимается, и для тех, кто хочет им заняться.

Кстати, аптеки у них — образцы чистоты. Не так как у нас, конечно, но на фоне всеобщей расхристанности, входя в индийскую аптеку, иногда хочется перекреститься.

Косте Зызе, которого я при встрече просто называю «Йог ты мой», я премного благодарен за то, что во многом благодаря ему в мой рюкзак и впрыгнули дезинфектор и лишняя футболка, которые мне очень пригодились в Индии. Костя немногословен и созерцаЦелен, в наших путешествиях он играет роль «плохого полицейского» (есть и хороший, о нем я еще расскажу ниже). И именно благодаря его рассказу об Индии я, собственно, и решил никогда не говорить «никогда» и перешел границу с Непалом. Костя — отдельный замечательный человек и абзац в моей индийской истории.

 

Люди в Индии разные. Первый, с которым я вступил в прямой контакт, был продавцом еды в придорожном кафе на другой стороне дороги. Я не рискнул еды и купил воды. Автобус, увозивший меня из Горакхпура, в это время тронулся, я схватил бутылку и еле успел впрыгнуть в него.

Продавец быстро перебежал дорогу и успел сунуть мне в руки сдачу — жалкие 10 рупий. Он помахал рукой и прокричал «Welcome to incredible india, sir!»

 

Администратор делийского хостела, в котором я провел ночь, чтобы утром улететь в Доху, был так громко настойчив, что я ему должен еще 1000 рупий (хотя это была неправда), что мне было быстрее/легче/дешевле отдать ему их, чем спорить.

В метро (замечательном!), на котором я добрался до скоростного экспресса (еще более замечательного), увозящего меня в «Индиру Ганди» (аэропорт), ко мне подошел интеллигентного вида индиец (с портфелем), ну из тех, что любят поговорить с незнакомыми людьми в транспорте, и что-то долго мне объяснял. Кажется, о геополитике. Я кивал головой, не особо вслушиваясь, — был несколько раздражен историей с тысячью рупий.

Индиец порылся в портфеле, достал две сплющенные конфетки, дал их мне, улыбнулся и вышел на следующей станции.

Манго. Не верьте глазам своим, увидев их в наших супермаркетах. То «твердо-зеленое» никакого отношения к тому, настоящему, «мягко-желтому», не имело, не имеет и, скорее всего, иметь никогда не будет.

 

Манго в Индии – это сезонный поднаем гоняльщиков обезьян в манговых садах. Манго в Индии — это тележки на каждом углу и перекрестке. Манго в Индии – это бесконечные фреши и ласси, после обильного потребления которых наши, не привыкшие к ним, организмы сопротивляются такому насилию, как только могут. Манго в Индии…

В общем, пока Ульяна Супрун со своими советами не добралась до манго, я от имени своего «Минздрава» предупреждаю: манго в большом количестве, и особенно всякие «смузи» из него, и особенно в Индии, где понятие чистоты довольно относительное (мы в конце концов из своих стаканов пили), — может навредить вашему здоровью. Но как же вкусно!..

 

Ночь в поезде. Знаете ли вы индийскую ночь? О, вы не знаете индийской ночи!

Гоголь в ту очередную удивительную ночь в очередном поезде (мне как-то везет с ночными-поездными историями), везущего меня из Варанаси в Агру, был актуален как никогда. На самом деле я жалею только об одном — смеси фреша из манго и сока из сахарного тростника, которые предательски «не сошлись в цене» моего желудка.

Я хотел проехать в индийском поезде. Я проехал в нем. Я готовился к нему. Я разработал план захвата мест в нем. Все было напрасно.

На трех (!) спальных полках нашего плацкарта уютно примостились местные товарищи (по два на каждой) со смартфонами в руках, едущие с предыдущих станций. Мой тщательно разработанный план по захвату своих же — согласно билетам (рекомендую покупать в туристических центрах, чуть дороже, но надежней) — мест на самом деле воплотила блистательная Валя Аргентовская, которая включила одесские харизму и напор и суворовским натиском согнала индийцев досматривать свои бесконечно-однообразные болливудские клипы в другие места. Их смиренные «Ес, леди!» в тот момент прозвучали особенно умилительно.

 

Наступила ночь. Меня разбудил желудок. Я опустил ноги с полки и спросонья стал шарить ими в поисках тапок, и понял, что делаю это по лицам спящих на полу людей. Они пошевелились, некоторые просто губами, и продолжали спать. О том, что проходы в вагоне тоже были забиты лежащими вповалку, и говорить нечего.

Я залез на полку с ногами и стал лихорадочно думать. «Думай быстрей!» — сказал желудок. «Нечего тут думать, — ответил я, — понизу не пробьемся, надо поверху пробовать!» Но на поручнях, по которым теоретически можно было пролезть до туалета, лежали головы очередных индийцев. «Я не могу этого сделать», — чуть ли не со слезами на глазах сказал я желудку. «А мне что прикажешь делать?», — огрызнулся он.

Когда-то у меня были попытки стать скалолазом. То есть как выстроить геометрию подъема и вытолкнуть свое тело наверх с помощью рук, ног и виляния попой на ограниченной точке, я примерно понимаю. Две попытки боулдеринга — покорения двух туалетов в разных концах вагона — были разбиты в пух и прах спящими индийцами, которые меняли позы и укладывались в самое ненужное время, но в самое нужное место, на которое я должен был либо стать, либо зацепиться…

Мне до сих пор кажется, что кто-то из индийцев таки не спали, хохоча и тихонько снимая на свои смартфоны, как украинский турист в три часа ночи пробирался в туалет вагона поезда, едущего из Варанаси в Агру.

Вас, правда, интересует чем все закончилось? Сейчас расскажу…

Продолжение следует

Фото: Константин Николаев, Валентина Аргентовская


 

Похожие записи