Гималайская галактика: с «Эверестом» вокруг Аннапурны

Гималайская галактика: с «Эверестом» вокруг Аннапурны

Гималаи должны были вырасти в моей жизни еще год назад. Но в силу разных причин не случились. И я до сих пор благодарен светлейшей Ане Севериненко, что она тогда, в 2018-м, не привезла мне непальских молитвенных флажков, и я должен был переться за ними сам.

 

круглый кот

Константин Николаев,
обозреватель

 

На самом деле идти в Гималаи я должен был с геями. А пошел с йогами. (Один из геев оказался «желтым жилетом» и вместо гор выбрал поля (Елисейские), а второй не пошел в знак солидарности. Не с «жилетами», а именно с ним. (Интересные у них были диалоги, кстати, по этому поводу. Просто «Бесовщина» от Достоевского.)

Среди йогов и была та самая Аня, которая год назад вместо флажков привезла мне свои девчачьи восторги по поводу всего увиденного там, в Гималаях.

Я же поделюсь несколькими своими мужицкими впечатлениями.

Высота подъема, помимо прочего, измерялась для меня пивом. На высоте где-то 5000 метров бутылка стоила уже 500 рупий. А начиналась с 50-ти. Пить пиво с названием «Эверест» во время трекинга вокруг Аннапурны, конечно, пошловато, но так уж сложилось.

С пивом вообще было удивительно. Я перед подъемом переживал (курю, колени «вылетают», сердечко иногда «тахикардит» и т.д.), но в Гималаях как-то сам себе пообещал: «В каждой лодже у меня будет свой ништяк — пиво» и придерживался обещания (дурацкого, в общем-то) неукоснительно. И если на низких высотах никого особо не парило, что я там пью, то в бессонную ночь (которую я провел в «портер-пабе» — комнате для портеров) перед уходом на перевал (стартуют все где-то в промежутке 3-4 часов утра) я стал чуть ли не звездой «штурмового лагеря». Глупости, конечно. Приятные.

Кстати, никаких особых проблем с горной болезнью я не испытывал. То ли дело в милдронате, которым я нерегулярно забрасывался на ночь, то ли в пиве. Разок голова закружилась уже на спуске. Но я это «вертиго» списал на красоты окружающей меня красоты.

Ее, кстати, описывать не буду, и не ждите (Пришвин из меня никакой), а одними междометиями Гималаи не опишешь.

Кстати, только там по-настоящему понял, насколько, оказывается, меня раздражают вопросы в стиле «Ну, как там Непал?». Ну, какой Непал, друзья? Непал — это государство, а Гималаи — это Галактика. И скучающие государственные продавцы «пермитов» меньше всего похожи на стражей этой Галактики.

Свою первую и последнюю травму я получил, совершив мужской поступок — уступив место местной старушке в автобусе (местные немало удивились этому), который перевозил нас из одной точки «Галактики» в другую.

Собственно, минут через 10 после того как я почувствовал себя «джентльменом», мой «цилиндр» начал нещадно биться о потолок автобуса, а все попытки присесть на пол, поменять ноги, повернуться в другую сторону и т.д. разбивались о стену плотного ряда все прибывающих на каждой остановке пассажиров.

Автобус скакал по дорогам горным козлом, и единственное, что утешало меня в той 3-часовой поездке, — это, то, что у меня нет рогов. Так было бы еще больнее.

О дорогах в Непале вообще можно писать много. Но ограничусь одной фразой: «Нам и не снилось» (не при «Укравтодоре» будет сказано) и одной историей. За пару сотен км до Покхары по горному серпантину наш автобус встал. В длинную очередь. Сразу стало понятно, что надолго. А когда мы увидели на месте стояния своих бывших портеров, которые уехали на пять часов раньше, то стало понятно, что на очень долго.

Как выяснилось, произошел обвал горной дороги. Где-то впереди бухтели моторами дорожные службы, где-то рядом готовилась еда, а лавочники продавали еду и напитки по завышенным ценам. Мы уже решили доставать было спальники, горелки и т.д. Но меня смутило благодушие попавших в эту «пробку» непальцев. Они объяснили мне, что часа через два все поедут. Выяснилось, что дорожные работы на этом участке ведутся вот уже несколько дней и сама узкая горная трасса (назовем ее так) в определенное время блокируется для ремонта. Ну и народ развлекается как может: ест, пьет, общается, спит, танцует, читает мантры (кстати, как-то видел на смартфоне одного из непальцев местный стендап в виде мантр — круто!). Заводилой была, как выяснилось, директор местного дома культуры. Ну, такая, знаете: статная, классическая. Но поет изумительно. Ноги сами в пляс просятся.

Так и плясали мы где-то посреди Непала на заблокированной горной дороге. Душевное путешествие получилось. Во всех смыслах: от духовных практик (для желающих) до душевных мук (лично моих) с Михаилом Щербаковым, которого, как оказалось, нельзя слушать, шагая по горным дорогам. Окуджава как-то ритмичнее…

От горного тезиса об отсутствии у меня рогов перейду к детям. С красотой местных ребятишек может сравниться разве что красота самих Гималаев. Собственно, непальцы и сами это знают, а потому всячески продают этот «товар». Начиная с пары рупий (не жалко) за фото милейшего, но беднейшего существа (они, кстати, не просят, рука сама тянется им дать) до вполне себе полноцветно-глянцевых фотоальбомов — календарей с фото непальских детишек. Жалею, что в последний день так и не нашел такой в Покхаре.

От рогато-детского тезиса перейду к следующему «родительскому» — «питие определяет сознание». Первые дней семь трекинга горная вода рождала во мне только одно желание. Ну, вы понимаете… Я менял систему еды, время приема пищи, сутки жил на «карманке» или «сорбексе», бывало, «долбился» одним долбатом — ничего не помогало. И только через неделю «водная горняшка» в Гималаях у меня прошла.

Кстати, благодаря ей я впервые и увидел Аннапурну. Из окошка туалета-курятника. Зашел в него — небо было в тумане. Поднялся, глянул в окошко — вот она.

Если бы мне кто-то сказал, что именно так я впервые увижу одну из высочайших и красивейших вершин мира, я бы не пошел.

Шучу. Полетел бы…

Еще о водно-горных процедурах. Но с политико-экономическим уклоном. Непал, зажатый между Индией и Китаем, активно осваивается последним. Говорят, что индийцы тоже имеют свои интересы в нем, но я наглядно разглядел только китайские.

На одной из речек китайцы обустроили свою геолого-разведывательную станцию и активно ищут минералы, газ и т.д. И таких по Непалу много. Там, где что-то находят, — немедленно тянут дороги.

Вообще все китайское в Непале как-то разительно отличается от всего местного. Монументальностью и системностью подхода. К чему в итоге приведет эта китайская экспансия, остается только догадываться.

Кстати, на фоне будущего — непальских детей — каким-то диссонансом выглядели взрослые. Как-то не хотелось верить, что местная жизнерадостная и фотогеничная ребятня через несколько лет станет изможденной серой взрослой местной массой.

Работают они действительно тяжело, много, и за копейки. По-моему, якам легче.

Может, с приходом китайских инвестиций (назовем их так) хоть что-то изменится в жизни этого удивительного народа, который может сутками есть один рис, но отдаст последние деньги за установку очередной громадной ступы.

Забрели во что-то высокогорно-пещерно-монастырно-намоленное. Его смотритель сначала угостил нас на улице чаем из термоса (очень кстати), затем пригласил внутрь погреться и помедитировать (кому хотелось), а затем уже, фотографируясь на прощание, смущаясь, попросил «донейшн». Я начал было совать ему деньги, но он указал на небольшой бочонок у входа.

Зато в Лумбини, на родине Будды, которая охраняется ЮНЕСКО (удивительно звучит), многие страны устроили выставку достижений буддийского хозяйства, все четко и технологично. Китай и Южная Корея по помпезности впереди буддийской планеты всей: храмовые комплексы. При них приюты. Остановились у корейцев. За смешные деньги (но уже не смущенно указывая на бочонок, а солидно — с занесением паспортных данных в гроссбух) тебе предоставляют ночлег, еду (посуду моешь сам) и практически неограниченную возможность понять: кто ты, что ты и зачем ты в этой Галактике, частью которой и являются Гималаи со встроенным в себя Непалом.

Будет возможность — слетайте в эту Галактику. Почувствуете себя человеком, когда попытаетесь ее описать…

Фото автора и Екатерины Домниной

Похожие записи