Доплыть до Чернобыля

Доплыть до Чернобыля

Удивительная, а если подумать, вполне закономерная новость пришла из зоны отчуждения Чернобыльской АЭС. В ближайшее время там будут открыты речные туры — спустя 33 года после аварии. Первые каяки пройдут по Ужу и Припяти в конце апреля — начале мая. Вскоре к этому подключится новый автобусно-речной тур на скоростном катере. Все подробности — из первых рук.

 

round-cat

Ярослав Емельяненко,
директор туроператора
«Чернобыль Тур»

 

Пароходы и волки чернобыльского туризма

Это будет совсем особенный чернобыльский туризм. Конечно, по объемам он не сравнится с автобусными турами, но по впечатлениям — точно их превзойдет. Речной маршрут родился в нашем воображении давно, потому что это неимоверная красота. Уникален он еще и тем, что идешь по тем местам, где людей не было больше 30 лет.

Очень часто во время речного тура, поскольку лодка создает шум, на берег выходят животные, чтобы посмотреть, что не так, откуда звук. То есть можно увидеть в двадцати метрах от лодки лося или даже волка, который просто стоит и смотрит на вас. Это на самом деле интересный опыт.

А еще именно с реки видны многие «памятники» ликвидации, которые недоступны с суши. Например, лопастной паровой тягач — настоящий пароход с лопастями. Он стоит накренившись в том месте, куда не подвозят «сухопутных» туристов. А даже если бы и подвезли, к нему нельзя подойти, его нельзя рассмотреть, потому что он находится на расстоянии от берега. Мы к нему сможем подплыть, у него наверху стоят очень интересные профили.

Есть там и другие интересные объекты, к которым никак не подобраться с суши. И все эти красоты мы сопровождаем рассказом, то есть гид полноценно ведет тур.

Администрация чернобыльской зоны отчуждения с энтузиазмом поддержала нашу инициативу по созданию водного маршрута.

Весь речной маршрут по реке Припять проверен дозиметристами, было сделано несколько проходок для определения глубин и возможности пройти там на лодках.

Здесь надо сказать, что вся 30-километровая зона — это биосферный заповедник. Более того, вся Припять — это заповедник, «утекающий» на Беларусь, даже та часть реки, которая «заходит» в 10-километровую зону, непосредственно к ЧАЭС. Поэтому с каждым туром будет ехать профессиональный егерь, понимающий, как себя вести, если вы вдруг встретите дикое животное. Звери по большей части не опасны, если у них нет подрастающего поколения и если вы не лезете на рожон. Они с интересом смотрят на туристов, разворачиваются и тихонечко уходят. Опыта конфликтов нет.

Весла против крыльев

У нас разработаны два речных маршрута, в зависимости от выбора плавсредства.

Сама река Уж, которая проходит по 30-километровой зоне, своим расположением, своими изгибами, скоростью течения — всем располагает к байдаркам или каякам. Мы выбрали каяки — они короче, маневреннее, более широкие и устойчивые. Зимой наш партнер, тоже ликвидатор, который увлекается каякингом много лет, закупил за границей еще несколько десятков каяков к тем, что у него были. Их привезли к нам на Андреевский спуск, и как раз сейчас мы делаем им «веселую радиоактивную» брендировку в нашем стиле.

Наши каякеры будут стартовать в районе Черевача и спускаться по Ужу с выходом на реку Припять. Дальше им нужно пройти с километр против течения до порта города Чернобыль — до того места, где раньше был паром. А в заповеднике мест швартовки не будет. И кстати, душ после каякинга организовать не проблема — в Чернобыле есть вся необходимая для этого инфраструктура.

Есть и другой вариант речного маршрута — на скоростном катере на подводных крыльях. Здесь свои особенности, о которых я сейчас расскажу, хотя начать придется немножко издалека.

В принципе наш речной тур был готов еще в прошлом году, пробные выезды, без туристов, состоялись осенью. Стартовать тогда не получилось из-за отсутствия транспорта — мы рассчитывали задействовать суда на подводных крыльях, но к тому времени все они ушли работать на юг Украины. И вот в качестве замены им появился скоростной морской катер на подводных крыльях. Это 14-местная «Невка», поездка на которой — уже само по себе событие.

Но «Невка» предназначена для моря, и когда она опускает крыло, у нее достаточно глубокая осадка. А Припять за три десятка лет обмелела, возле Яновского моста намыло целые барханы песка. Вы сами можете посмотреть, как это выглядит, и места там просто красивенные.

Конечно, интереснее было бы «лететь» на подводных крыльях по Припяти — подниматься вдоль Чернобыля, вдоль всего пруда-охладителя, мимо ЧАЭС. То есть финальной точкой должен был бы стать город Припять. Но под Яновским мостом не пройти, поэтому второй речной маршрут будет таким: на автобусе через Вышгород и Дымер до Сухолучья (заказник Януковича), где туристы перейдут на катер.

Часа за полтора часа «Невка» довезет группу до большой насосной станции, которая все эти годы обеспечивала закачку воды из Припяти в пруд-охладитель ЧАЭС, и об этом месте стоит рассказать подробнее.

Наши речные туристы увидят больше, чем те, кто едет в автобусные туры, — они высадятся на берег в точке с уникальным ракурсом, с видом на ЧАЭС, который остальным группам недоступен. Оттуда просматривается вся станция, со всеми блоками.

А дальше программа одинакова и для тех, кто дошел на каяках, и для тех, кто приехал на катере. Мы пересаживаемся в автобусы, делаем экскурсию вокруг ЧАЭС, обедаем и отправляемся в город Припять на обзорную экскурсию.


Последнее эхо холодной войны. Это место запредельно дорого обошлось Советскому Союзу — и в конце концов именно оно его и добило. Здесь, по странной прихоти судьбы, сохранилось вполне материальное эхо холодной войны. И не одно. Это и город-призрак, и так и не сумевшая, во всех смыслах, достать до неба циклопическая антенна РЛС, и саркофаг над четвертым блоком. Да, речь идет о Чернобыльской зоне. Стоит ли туда ехать? Читайте и решайте сами.


Привет, я ем в Чернобыле!

Скорее всего, все наши речные туристы будут обедать в столовой Чернобыльской атомной электростанции. Сейчас совместными усилиями с ЧАЭС мы повышаем уровень обслуживания в ней до более-менее международного. Конечно, в чем-то нарушается аутентика, но при этом там появится нормальный кофе.

Надо сказать, что столовая на самом деле замечательная, там вкусно кормят и люди, которые там работают, классные. И все-таки она не туристическая, а заводская, и надо чуть подтянуть сервис. Поскольку то, что мы воспринимаем нормально, для туристов, которые приезжают из других стран, может быть немножко травматичным, как, например, мокрые подносы (их просто не успевает сушить машина) или салфетки в жестком эконом-варианте.

Салфетки — это вообще отдельная тема. Из-за тотальной экономии ресурсов в государстве на ЧАЭС берегут каждую копейку из бюджета. Столовая реально находится в очень непростом положении, там стараются хорошо накормить людей, а на такие вещи, как салфетки, ресурса уже просто не хватает. Салфеточки там всегда были самые тоненькие, причем разрезанные на четыре части, а потом еще и по диагонали, то есть получались такие треугольнички.

Может быть, мы чуть «спопсили» это дело, но теперь там будут нормальные салфетки, плотные и качественные. А поскольку мы любим все «с фишечкой», на них есть маленький логотип и надпись «Hey! I’m eating in Chornobyl!». Их будут фотографировать и увозить с собой, на них с улыбкой реагируют, и это хорошо.

Чернобыльский каякинг как этап ликвидации

А теперь несколько слов о серьезном. Я считаю, что речные туры на ЧАЭС — это очередной этап ликвидации, психологической и не только. Мы продолжаем «дезактивацию» чернобыльского информационного поля.

Потому что теперь уже все поймут: если по рекам в зоне разрешено сплавляться, то работа времени и ликвидаторов не прошла впустую, и зона для этого достаточно очищена.

С нашими людьми вообще тяжело работать по Чернобылю, потому что у них есть травматическая историческая «подложка», на ликвидацию которой уходит намного больше ресурсов, нежели на работу с иностранцами, которые не имеют личного негативного опыта. Но избавлять людей от страха, для которого уже нет причин, — необходимая задача.


Дети атомных станций вернутся домой. Почему люди шарахаются от Чернобыля? Они о нем ничего не знают. Зона, ни на что не похожий мир, случайно освободившийся от человека, — рядом. Чтобы почувствовать это, в Украину едут даже из Австралии, а мы — боимся. А может, нам это нужнее, чем им? О чернобыльских снорках и рысях, звездах на небе, бабушке, отбивающейся от енотов, жизненных драмах, секретных объектах и еще о тысяче более важных вещей — зачем ехать в Зону.


Может быть, это и пафосно прозвучит, но наших гидов я тоже считаю ликвидаторами, потому что они берут группу людей с переживаниями, с радиофобией. Иногда туристы даже отказываются покидать транспорт. Например, муж хочет ехать в Чернобыль, жена едет с ним поневоле, но решает не выходить из автобуса. И только под конец дня она видит, что жизнь есть, люди ходят и дозиметр показывает совсем не страшные вещи. А если сравнить с дозой, которую мы получаем за час полета в самолете, так вообще не страшные. И вот тогда снимается психологический барьер.

Наши гиды, конечно же, не руками «собирают радиацию». Они ликвидируют ее из голов, а «радиация» в голове намного опаснее, чем снаружи.

Зона небезопасна в радиационном плане до сих пор, но при режимном посещении она безопасна для всех, кто в нее приезжает.

Режим подразумевает выполнение правил, за этим следят гиды и сопровождающие, для этого до выезда проводится инструктаж.

Все эти берега мыты-перемыты на протяжении 33-х лет. Каждую весну все смывается, вымывается, уходит глубже в землю. Могут быть небольшие хот-споты, но все оборудование, обувь, одежда, естественно, проверяются дозиметристами на выходе, и вероятность загрязнения, а тем более какого-то вреда организму, стремится к нулю — ее практически нет.

Идут финальные согласования с Государственным агентством Украины по управлению зоной отчуждения — и мы стартуем.

Фото, видео: Ярослав Емельяненко


Как провести выходные в Чернобыле по пути к морю: старт водной экспедиции «Из варяг в греки — украинский путь к морю 2019», которая является частью крупного научного проекта по изучению средневековых водных торговых путей.