Британская история украинского юга

Британская история украинского юга

Херсон и Николаев на фоне обласканной историей и потому несколько самовлюбленной Одессы кажутся бедными родственниками. Эти два города – какие-то недолюбленные, исторически недосказанные. А им есть что рассказать.

Это история – совсем не туристическая, не про пляжные «пахлаву медовую, креветки и холодное пиво», которых очень много на юге Украины. Это история про британцев, которые оставили заметный или, вернее сказать, основополагающий след в истории Одессы, Херсона и Николаева. Это история про возвращение нам, темным людям настоящего, светлых имен прошлого.

Например, большинство из нас, уверен, даже не знает, что знаменитое Коблево, куда многие любят ездить отдыхать, или «Коблево», чью продукцию многие любят употреблять, названы в честь уроженца графства Девоншир-Девон, военного коменданта и градоначальника Одессы Томаса Кобле, чьи жизнь и судьба тесно связаны с югом Украины.

Фома Кобле, британский украинец

На наши земли он попал благодаря женитьбе будущего вице-адмирала Николая Мордвинова на англичанке Генриетте Кобле.

Молодые отправляются в только что отвоеванные у Османской империи дикие степи нынешних Николаевщины и Херсонщины. С ними едет и брат Генриетты – Томас, который в историю освоения этих земель войдет уже как Фома. Он принимает участие во второй русско-турецкой войне, в боевых действиях в Очакове, Бендерах и Аккермане. При штурме Измаила 26 марта 1791 года его ранят в шею.

За отличную службу Кобле награжден 12 дикими десятинами земель на левом берегу Тилигульского лимана. В 1798 году новое поселение получит название «слобода Коблиевка», здесь Кобле посадит в землю первую привезенную им виноградную лозу (первые помидоры – тоже его, правда, тогда они в большей степени считались декоративными растениями).

Кстати, если захотите узнать что-то большее о местных правилах виноделов, то рекомендую посетить «Коблево», где вам обязательно расскажут о том, как оно подружилось (вернее сказать, «повинилось») с французским Божоле, почему виноград для линейки Reserve собирают только глубокой ночью, зачем у виноградников разводят розы, почему винные бочки плачут и почему в наших широтах лучший сорт вина – это мерло.

Естественно, бравый вояка Кобле на вверенных ему территориях занимался не только сельским хозяйством. Он показал себя и отличным менеджером. В том числе и кризисным. Во время борьбы с эпидемией чумы летом 1812 года он организовал в Одессе общий карантин («линию Карантинной стражи») и возглавил проведение чрезвычайных мер. Это сейчас они воспринимаются как само собой разумеющиеся (хотя и не принимаемые некоторой частью несознательного населения), а тогда это было в новинку. Кобле запретил все публичные собрания, закрыл все присутственные места, приказал сжечь все зачумленные здания и организовал знаменитую «Чумку» – чумное кладбище.

В 1814-м Кобле в течение года исполнял обязанности одесского градоначальника и генерал-губернатора. Дюк Ришелье, уже будучи премьер-министром Франции, в своих посланиях благодарил своего друга Кобле за старания на этом посту.

Первый маяк в городе появился благодаря Кобле. В 1815 году он отдает приказ о его строительстве. Был тот маяк деревянным и находился на мысе Большого фонтана.

Умер Фома Кобле в 1833 году. Его отпели в одесской лютеранской церкви, а похоронили там, где он завещал, – в ставшей ему, британцу из Девоншира, родной николаевской Коблевке. Сейчас место его могилы утеряно, исследователи предполагают, что она в Анатолиевке, которая до 1850 года называлась Малой Коблиевкой.

2021-й на Николаевщине объявлен годом Кобле, и тут собираются установить кенотаф – символическую могилу, которая сооружается как воспоминание о британце, который столько сделал для нашего Причерноморья.

Николаевский культурный и общественный деятель, краевед и преподаватель Татьяна Чичкалюк «болеет» Кобле давно и серьезно. «Кобле для меня феномен, – говорит она. – Сейчас мы просто не понимаем, с какими трудностями довелось сталкиваться им тогда – в отсутствие дорог, электричества, нормальных коммуникаций. Трудно им было в том числе и ментально. Ведь и Кобле, и другие британцы, которые занимались Причерноморьем, будучи боевыми генералами, стали помещиками на, по сути, чужой для них земле. Но сделали все, чтобы она стала для них родной. Это они отодвигали пустыню (Олешковские пески), высаживали деревья для накопления влаги, строили здания, занимались созданием того жизненного пространства, которым мы пользуемся до сих пор. Это и есть британский стиль, который воплощали и наши: Воронцов, Мордвинов, Скаржинский, которые были англичанами не по фамилии, а по сути. Это и есть британский феномен украинского Причерноморья. Феномен продуктивности, целеустремленности, понимания стратегических задач – и умения претворять их в жизнь».

Недавно в издательстве Ирины Гудым вышла книга Татьяны Чичкалюк о Томасе (Фоме) Кобле, что стало продолжением серии «Легендарные имена», посвященной знаменитым личностям Николаевщины.

Джон Говард, первый омбудсмен Европы

Был на юге Украины и другой британец Джон Говард, которого можно смело назвать первым пенитенциарным европейским омбудсменом в истории. К 1781 году, когда он впервые приехал в Российскую империю, в Европе у Говарда было стойкое реноме богача-чудака, который не может спокойно смотреть на страдания больных и заключенных. Например, во Франции он был приговорен к смертной казни за тайное проникновение в Бастилию, чтобы своими увидеть, как содержат заключенных. А его пламенные речи в английском парламенте в итоге привели к тюремной реформе во многих европейских государствах.

Благодаря его деятельности, появился Акт о создании при тюрьмах лазаретов и поддержании необходимых санитарных норм в исправительных учреждениях. Кстати, он настаивал именно на исправительности, а не «наказательности» преступников в тюрьмах.

В 1789 году Говард второй раз едет к нам. Цель – изучить санитарные нормы, как содержат солдат и как антисанитария влияет на смертность. Он побывал в военной больнице близ Очакова, где, по его словам, «и каменное сердце должно облиться кровью от такого зрелища».

Говард едет в Херсон, где вспыхивает эпидемия чумы, не вылезает из больниц, тюрем (их на тот момент в городе было 6!), на личные деньги лечит бедняков. Погубили Говарда его доброе сердце и богач Август Комстадиус, который просит осмотреть заболевшую дочь. Джон соглашается и едет в Фалеевку (сейчас Садовое), после чего сам заражается чумой и умирает. Похоронен, согласно завещанию, на хуторе вблизи Херсона.

Потрясенные жители Одессы и Херсона собрали средства, на которые был воздвигнут гранитный обелиск. На нем есть надпись, которая гласит «Alios salvos fecit (Делал других здоровыми). Vixit propter alios (Жил для других)». Будете в Херсоне – загляните. Только маску наденьте, Говард бы это лишь приветствовал.

И легендарные шотландцы

Оставил свой след в истории южных земель и Пол Джонс – знаменитый шотландский моряк, о подвигах которого в США (его небезосновательно считают создателем американских ВМФ, а также звездно-полосатого флага) можно снимать историко-приключенческий сериал. Первая Конституция США, кстати, появилась у нас благодаря ему. Пол Джонс подарил ее Екатерине ІІ. Весной 1788 года этот шотландец возглавляет парусную эскадру в Днепровском лимане и во взаимодействии с пехотой Суворова громит турецкий флот под Очаковом. Ему во второй раз присваивается звание контр-адмирала Черноморского флота (первыми это сделали США). Сейчас такое невозможно даже представить.

Еще один шотландский моряк – Самуил Грейг – прибыл к нам для модернизации флота. Екатерина ІІ ему очень доверяла. И не только благодаря его умениям, но и личной преданности. Именно Грейг вместе с графом Алексеем Орловым устроил «царскую охоту» на княжну Тараканову. Сын Самуила – Алексей – станет адмиралом Черноморского флота, военным губернатором Николаева, где, помимо прочего, создаст морскую библиотеку и астрономическую обсерваторию, которая до сих пор служит верой и правдой.

Были еще многие другие британцы, которые своей энергией, пассионарностью поднимали юг Украины и оставили о себе память своими личными историями, которые стали частью нашей общей истории.

Хорошо, что в Николаеве, Херсоне и Одессе сейчас есть люди, которые хранят ее. Ведь уважение к своей земле начинается с ее прошлого. И только тогда у нашей земли есть будущее. Будете на юге Украины – поинтересуйтесь его британской историей. Поверьте, она того стоит!

Константин Николаев
Фото автора

Благодарим за приглашение и организацию инфотура Ассоциацию лидеров туризма Николаевской области и Управление туризма Николаевской ОГА


Ольвия: тысяча лет счастья

В Николаеве восстановят Стоунхендж адмирала Грейга

Рейсы на Кинбурнскую косу: расписание 2021